Rambler's Top100
РАЗДЕЛ "СОВРЕМЕННАЯ ПРОЗА"
В ЖУРНАЛЕ "WWWoman" - newwoman.ru
АННА КАРЕНИНА

ВРЕМЯ-СПИРАЛЬ
РАССКАЗ
.

- Хорошо, значит на 15.00? Договорились…
«Приятный голос какой», – Аня сладко потянулась. Значит, так. Вести себя как можно скромнее, но с намеком на таинственность. Платье какое надеть? Черт, после родов ничего на фигуре не сходится. Тогда подойдет ансамбль в пастельных тонах… или постельных? «Ну, ты и даешь, Анна, у тебя мысли всегда вокруг одного крутятся. Вокруг постели. Дура ты, Анька. Это всего лишь деловая встреча», - но пересилить свою натуру еще нужно уметь.

В назначенный час Анна Гаврилина с помпезным видом провинциальной аристократки впорхнула в дверь неприметного здания, где ее ожидало неизвестное будущее:
- Молодые люди, - обратилась она к группе курильщиков. – А как мне найти… гм… Романа Ельникова, если я не ошибаюсь?
- Это я, – материализовавшийся телефонный собеседник ловко затушил сигарету и жестом пригласил Анну проследовать за собой. – Быстро нас нашли?
- Спасибо, да. – Анна как можно более задушевно улыбнулась. – Немного прогулялась.
- Ну, хорошо. Пойдемте, я Вас представлю начальству. Вы только не пугайтесь, у нас женщин практически нет, вот такая мужская компания. 
Откровенно говоря, мужские компании Аня очень любила. Но сейчас было не до того – Анна насторожилась и думала о том, не влезает ли она в очередную аферу со своим проектом. Уж больно гладко всё началось… Аня вдруг почувствовала себя так, будто пришла не дела обсуждать, а на работу устраиваться. Кокетничать резко расхотелось. Старательно излагая свои планы, Аня ловила на себе внимательный взгляд Романа, и ей казалось, будто она несет такую несусветную чушь, что даже представить себе невозможно. Однако «дяденька начальник» настроен был благожелательно и периодически поддакивал. Все складывалось как нельзя лучше: проекту пообещали всестороннюю техническую поддержку за долевое участие. И оказывать эту поддержку должен был именно Ельников Роман.

Естественно, начало сотрудничества следовало обмыть. Новый знакомый оказался весьма общительным человеком, угостил Аню пивом и резко перешел на «ты». Всегда щепетильную Анну это почему-то не смутило. В конце концов, когда пьешь с кем-то, не до политесов. Расстались уже почти друзьями.

* * *

Роман звонил несколько раз, но встреча всё откладывалась – Аньке не с кем оставить ребенка. Наконец, выбрав день, договорились пересечься на полпути в офис.
- Представляешь,  я боялась, что тебя не узнаю, но узнала. Привет! – Аня улыбнулась Роману. – Куда идём?
- А здесь поблизости есть кафе, там и посидим…
Обещанное кафе действительно оказалось рядом с метро.
- Сейчас я буду тебя нагло спаивать. – Роман ухмыльнулся и попросил кассиршу. – Дайте нам шампанского, пожалуйста.
Аня расхохоталась.
- Спаивать? Меня? Я кормящая мать, между прочим, мне спиртное противопоказано. Поить меня: чего ты хочешь этим добиться?
- Да просто хочу создать непринужденную деловую атмосферу. Кстати, спиртное в малых дозах полезно в любом количестве – так Жванецкий сказал. Ты вообще о чем-нибудь, кроме работы,  когда-нибудь думаешь?
Нет, ну это было уже просто оскорблением. Как раз о чём угодно, кроме работы, Аня и думала. И отчаянно пыталась сосредоточиться именно на работе. Но в обществе Романа ей это удавалось меньше всего, и он ей еще всячески мешал в концентрации внимания. От него исходила какая-то теплая волна, от которой Ане становилось не по себе, и в голове путались мысли. Она пыталась слушать собеседника, вникать в сказанное, но слышала не слова, а только звук голоса, который завораживал и уводил от реальной действительности. 
- Ну, в общем, все понятно, – протянула Аня, когда Роман закончил излагать свою точку зрения. 
Хотя ей, конечно же, было вообще ничего не понятно. Скажем так, она все бездарно прослушала, наблюдая за реакциями своего визави и пугаясь своих собственных реакций. «Прямо гипноз какой-то. Всё, больше не пью, а тем более с ним. По-моему, пить я вообще разучилась, или это недостаток сна так действует. Стареем, мать…»
Вышли из кафе.
- Давай пройдёмся немного, ненавижу в метро ездить подшафе, - Аньке действительно было немного дурно.
- Давай.
Роман что-то рассказывал, но Анька не вникала, иногда поддакивая вежливости ради. Просто ей не хотелось возвращаться домой. И ей не хотелось расставаться с этим человеком, который вызывал у нее странное чувство идентичности и сопричастности…
- … и вот, после этого у меня проблемы с глазами…
- Что? – очнулась Анна.
Роман повторил. Что-то смутное припомнилось… «Да нет же, бред какой-то… Столько лет прошло…» И Анна улыбнулась своим мыслям.

* * *

Всю ночь не смолкало чадо, засыпающее только под мерное Анькино «чш-ш-ш-ш». А под утро, когда вконец обалдевшая от бессонья, Аня прикорнула, ей приснился довольно странный сон. Ей снились замки и сцены рыцарских времен, и Роман Ельников на белом коне в латах и шлеме, почему-то вместо копья - с бутылкой пива. Потом они вместе шли по огромным светлым залам какого-то дворца, а вокруг все было залито солнцем и цвели удивительной красоты цветы. Аня проснулась с довольно приятным ощущением теплоты и предчувствия чего-то необычного и очень хорошего.

И точно. Днем зазвонил телефон. Звонил Роман:
- Ань, встретиться бы надо. Это по поводу твоего проекта. Возникли некоторые сложности с доделкой.
- О, боже! Опять? Ну, сколько можно! А по телефону никак нельзя?
- Ань, по телефону такие дела не решают. Давай, не упрямься, приезжай в офис… Надо с начальством поговорить. Скажем, к двум. Устроит тебя? 
- ОК. В два, так в два. Но я могу немного опоздать, – сам понимаешь, я себе не принадлежу.

Немного – это на час получилось. 
- Ой, не бейте меня ногами, дя-я-яденька, - шутливо запела Анька, как только увидела Романа.
- Ладно, ногами не буду. Но если еще раз опоздаешь – точно побью. Ну, сама виновата, всё обсудить мы не успеем.
Обстановка в офисе была весьма торжественной – готовились к встрече Нового года. Наградили победителей конкурса, который проводила фирма. Аньке нравилась вся эта предпраздничная суета. Новый год – самый любимый праздник.
- Звони домой, скажи, что останешься с нами попраздновать… - Роман подвинул к ней телефон.
- Но я не могу, у меня дома ребенок грудной с папой. Меня ждут. 
- Ребенок же с папой? Ну, так какие проблемы. Пара часов ничего не изменит. Зато развеешься…
Убедил. Аня набрала номер.
- Алло, Витя? Послушай, так получилось – здесь на фирме Новый год отмечают. Можно я останусь еще на пару часиков? Как там Никитка? Молочко где, знаешь? Всё, целую… Пока-пока!
Было шумно и весело. Генеральный директор произнёс напыщенный тост. Потом всем сотрудникам вручили подарки. К Анькиному удивлению, подарок достался и ей.

- Ром, спасибо, - шепнула Аня одними губами. Роман вдруг улыбнулся и пожал плечами, мол, «на здоровье», настолько знакомо улыбнулся, что у Ани перехватило дух и током прошибло аж до кончиков пальцев. Глаза напротив пообещали полный улет. Аня узнала этот взгляд… Абсолютно так же на неё всегда смотрел только один человек.

Анька поняла, что пропала. И, как человек суеверный, забеспокоилась… Нет, не так. Она верила в знаки судьбы. И даже имела свои особые приметы. Вот, например, с мужчинами, питающими к ней нешуточный интерес, она всегда попадала в какие-нибудь транспортные происшествия.  Более того, происшествия означали, что эти самые мужчины не принесут ей ничего хорошего.

До дома довезли на такси. И, как назло, машину остановил милицейский патруль, проверив у пассажиров документы. Документов у Анны не оказалось, она ведь из дома всего на пару часов выходила. Аня ничуть не удивилась проверке на дороге, хотя, сколько ни ездила, никто никогда у нее документов не проверял. А сейчас она даже ждала чего-нибудь в этом роде. «Вот тебе и на, - вдруг мелькнула мысль. – Символичная картина. Все тут, как бы, на своих местах, и только ты лишняя и звать тебя никак… По идее тебе надо бы забыть дорогу в этот офис к этому человеку». 

Но охота, как известно, пуще неволи.

* * *

Воспоминания не давали уснуть. Андрюшу Анька вообще вспоминала довольно часто. Еще бы – первая любовь, первый мужчина. Школа… Как же это давно…

Андрей был чрезвычайно застенчивым поклонником и ухаживал весьма своеобразно. Например, с некоторых пор Аня начала находить у себя в кармане куртки то конфеты, то шоколадку, то жвачки. Сначала недоумевала. Потом, наконец, подружки нашептали, кто ей все это дарил.
Однажды, обнаружив в кармане своей куртки очередную конфету, Аня заметила, что Андрей наблюдает за ней издали.
- Спасибо, Андрей, - прошептала Аня одними губами.
- Пожалуйста, – ответил Андрей так же беззвучно, улыбнулся и пожал плечами. В его глазах бесились искорки, от которых Аню бросило в жар.

Андрей не донимал ее телефонными звонками, не писал записочек с признаниями в любви, не приставал с расспросами и не беспокоил по пустякам. Зато периодически дежурил под её окнами, даже если на улице было промозгло и ветрено, зарабатывая себе ангину и грипп. Зато провожал ее до магазина и обратно, когда Аньке слишком многое требовалось купить. 
Довольно скоро Андрей настолько крепко вошёл в ее жизнь, что однажды Анька, найдя какой-то пустой предлог в виде справочника по географии, просто появилась на пороге его дома. Да так и зачастила к нему по вечерам.

- А это что? – однажды Аня увидела на столе у Андрея бланк.
- Справка. Дали в поликлинике.
- А почему не заполнена?
- Я сам… Ань, видишь ли… только, пожалуйста, никому не рассказывай. У меня проблемы с глазами – я не различаю некоторые цвета. Но если это выяснится – меня не примут в институт по зрению.
- Я не скажу, не беспокойся. Спасибо за доверие.
Андрей немного помолчал.
- Ну, раз начали, я тебе еще кое-что скажу…
- Да?
- Только обещай, что не будешь смеяться…
- Обещаю.
- И обещай, что никому не расскажешь…
- Я постараюсь…
- Ань, у меня такое странное ощущение, будто ты из будущего.
- Что??? Ну и фантазия у тебя!
- Ну, я наблюдаю за тобой давно: ты какая-то необычная… столько всего знаешь и умеешь. А я вот – мало чего…
- Глупости какие-то говоришь. Чего ты не умеешь? Нет, послушай, как тебе такое в голову пришло?
- Конечно, конечно, я знал, что ты будешь всё отрицать.
- Я буду всё отрицать, потому что всё это неправда. Неправда!
- Ага.
Андрей понимающе кивнул.
- Андрей, извини, но то, что ты сказал – очень смешно. Я просто должна поделиться с общественностью, чтобы убедить тебя…
Андрей замолчал. Веселая Анька засобиралась домой.
- Ну, пока. Ух, и насмешил ты меня. Но о справке никто не узнает, клянусь…
Назавтра над удивительной фантазией Андрея ржал весь класс. Андрей не реагировал, молча глядя в окно. Не дожидаясь конца уроков, собрался и ушёл домой.  А вечером, как ни в чём не бывало, прискакала Анька.
- Ань, я прошу тебя больше никогда ко мне не приходить, - тихо и веско сказал Андрей.
Анька обиделась.
- Ты что, больше меня не любишь?
- Какая разница...

* * *

Во сне Аня увидела старого друга. Он просто пришёл к ней, не здороваясь, словно только что расстались. Некоторое время молча стояли, обнявшись. Аня наслаждалась состоянием тепла и покоя, которое всегда испытывала только с ним.
- Как твои дела? – тихо спросил Андрей. – Чем сейчас занимаешься?
- Чем? – Аня очнулась. – У меня семья, сынишка маленький растёт. Работа. Сейчас вот занимаюсь одним проектом… Ой, извини, - внезапно Аня оттолкнула его и заметалась по комнате. – А где телефон? Мне надо срочно Ромке позвонить, он ждёт…
Проснувшись, Анька увидела, что телефонная трубка лежит рядом с ней и пиликает короткими гудками. 
- Ой, блин, ну так и есть… Даже если он мне пытался позвонить, то не дозвонился.
Аня набрала знакомый номер.
- Ром, ты? Как дела? У тебя всё в порядке?
- А если не в порядке, тогда что? – голос на том конце провода был слегка глуховат. 
- А если не в порядке, то я сейчас приеду. Можно?
- Слушай, наверное, не сегодня… я себя плохо чувствую.
- А я тебя в чувство приведу…
Едва бросив трубку, Аня уже неслась собираться. Не зря же она договаривалась с бабушкой, чтобы за сынишкой присмотрела. Прямо как в воду глядела. Аня очень хотела повидать Романа, а уж если ей чего-то сильно хочется, то она этого непременно добьётся…
Уже издали, завидев знакомый силуэт, Анька поняла, что Роман действительно был слегка не в себе.
- Да вчера с шефом поцапались. Хм, и перепил слегонца. Ладно, фигня всё. Не бери в голову… Счас коньячку – и всё пройдёт.
- Коньячку? А, может, лучше таблеточку?
- Не-а, не лучше. Клин клином вышибают.
Пришли домой. 
- Присядь. Или даже, если хочешь, приляг. - Роман ухмыльнулся и указал на кровать, поскольку дивана или хотя бы кресла в комнате не наблюдалось.
- Аньке Роман налил чаю, себе – коньяку. При этом у Романа слегка дрожали руки.
- У тебя руки дрожат, - заметила Аня.
- Это последствия травмы, - на ходу соврал Роман. – Сотрясение мозга было. С тех пор руки и дрожат.
- Да?
Молча выпили, каждый своё. 
- Что делать будем?
- Поболтаем… Потом я тебя трахну, - спокойно произнес Роман.
- Да? Думаешь, я дам? – Аня чуть чаем не поперхнулась.
- Думаю, да… ты ведь за этим пришла? – усмехнулся Роман.
Не то чтобы совсем за этим… но такая потрясающая откровенность обескураживала. Действительно, ну зачем она припёрлась домой к взрослому мужику? Не в шахматы ж играть… Анька развеселилась. 
- Ну, и как же ты меня трахнешь?
- Как? Медленно так, - Роман посмотрел на часы. – Времени у нас достаточно. Ты не торопишься?
- Ну-у-у, не то, чтобы совсем…
- Вот и отлично.
Роман помолчал, налил себе еще коньяку.
- Ром, ты не пить не можешь?
- Сейчас? Не могу.
«Не бывает некрасивых женщин, бывает мало водки. Короче, я попала…», - сидя на кровати, Аня наблюдала за Романом. Конечно, любая порядочная женщина на этом самом месте поднялась бы и ушла. Скажем так… любая порядочная женщина вообще сюда бы не пришла. Но, во-первых, Анька была не вполне порядочной женщиной, во-вторых, любопытство не позволяло ей уйти и, в-третьих… в-третьих, она сама не могла объяснить род чувств, которые заставили ее наплевать на все приличия, сорваться и прийти к этому человеку. По меньшей мере, она его хотела. И хотела сильно.
- Может, свитер снимешь начала ради? – Роман чуть коснулся ее запястья. Он казался абсолютно спокойным и несколько усталым. 
- Ну, почему бы и нет? – Аня подчинилась, по-солдатски быстро скинула свитер, отбросила его в сторону и вопросительно посмотрела на Романа. Холодновато…
Роман молча курил и смотрел куда-то в сторону. Действие напоминало бездарный театр. Вроде бы не хочется, но надо, раз собрались. Опять повисла тишина. Кто-то должен был сказать «стоп», но заветное слово застревало в глотке. Один думал, что не может отказать, другой думал, что поздно останавливаться.
- Не, слушай, наверное, всё-таки не надо…. – Аня покачала головой и потянулась за свитером. – Может быть, в другой раз, хорошо?
Аня стала одеваться.
- Я пойду, ладно?
- Как хочешь… Недолго ты у меня погостила, - улыбнулся Роман.
- Ну вот, чаю попила, на тебя посмотрела, домой пойду.  Не обижаешься?
- Не-а. Я ж говорил, что не сегодня.
Вышли в тесный коридорчик. Роман потянулся за Анькиной шубой, чтобы помочь одеться. Повернувшись к Роману спиной, Аня почувствовала на своей шее его тёплое дыхание, пахнущее коньяком, и замерла. Роман тоже замер. Ей не хотелось уходить – останавливало до боли знакомое ощущения тепла, покоя... и…
В следующее мгновение мир слился  в одну сплошную какофонию – запахи, звуки, летящая на пол одежда, губы, пахнущие коньяком. Время полетело вскачь. Анька очнулась, услышав собственный крик.
- Тссс! – Роман зажал ей рот рукой. – Соседи услышат.
- Ну и пусть! – Анька облизнула пересохшие губы. – Пусть завидуют…
- Ага, а потом жене доложат…
«Боже… жена».
Анька поднялась с пола и отряхнулась. Глянула в зеркало…
- У твоей жены есть какая-нибудь косметика?
- Не-а. Она всё увезла с собой.
- Ладно, и так сойдёт.
Анька принялась вытирать потёки осыпавшейся с ресниц туши. Роман наблюдал за ней, потом подошел и обнял. Несколько секунд стояли, молча глядя в зеркало.
«Я не хочу уходить».
- Пора… – Анька не узнала свой голос.
- Ага.

* * *

- Ань, представляешь, Андрей хотел повеситься, - Ленка нервно тараторила в трубку. – Мне Женька по секрету сказал.
- Что?!! Когда? Как?
- Да спьяну, чего орёшь-то… Это, скорей, прикол. Ребята собирались типа пива попить, он всё про тебя говорил, потом куда-то исчез. В общем, выцепили, он даже стул опрокинуть не успел. Да цирк, ей-богу, цирк. Знал же, что его спасут…
- Этого мне еще не хватало…
- Да ты тут при чём? Ты ж его в петлю-то не совала, не будешь же каждого ловить… Но видишь, как он из-за тебя, да? Ух, как я тебе завидую, подруга… Из-за меня бы кто так...
- Лен, ты чего мелешь… Слушай, я сейчас не могу говорить, давай попозже, а?
Анька нажала на рычаг. «Да уж, действительно прикольно. Вот это любовь, я понимаю. Хотя это уже слишком». 
У них во дворе жила деваха – после каждой ссоры со своим парнем она бежала травиться. Глотала таблетки, два раза лежала в реанимации. Один раз глотнула уксуса. Полжелудка удалили, и деваха загрустила - кончать жизнь самоубийством вредно для здоровья оказалось.
Эта девушка была Аньке неприятна. Истеричка какая-то.

И вот теперь Андрей. «Что обо мне теперь говорить будут? Довела парня… даже неудобно как-то». На самом деле Аньке было всё равно, но где-то в глубине души нехотя заворочалась острыми углами задремавшая было совесть…

* * *

«Я не хочу жить с ним. Я его не люблю. Он меня раздражает. Что я раньше в нём находила? Да ничего. Разводиться нам надо, вот что…»
Анька вспомнила, как начались их с мужем отношения. Пожалела разбитую машину, да? Семья, построенная на жалости. Одно звено за другим. Сначала пожалела за это, потом пожалела, потому что вроде бы уже поселились вместе… потом пожалела, потому что прожили вместе почти год. Нарастающее чувство симпатии и привязанности. Жалость, перемежающаяся с чувством вины. Ладно, посмотрим правде в глаза: просто больше никого не было рядом…
 «Не хватит ли жалости?»
- Аня, ты выключишь, наконец, этот чёртов ящик? – Виктор проснулся и раздраженно посмотрел на часы. – Четвертый час ночи. Мне на работу завтра, ты это понимаешь?
- Спи, я тебе мешаю? – Анька не отрывалась от компьютера.
- Мешаешь! Я не могу спать, меня отвлекает эта фара в глаза и это бесконечное клацанье.
- Еще чуть-чуть…
Анька писала письмо. Эти тонны электронных писем, на которые Роман никогда не отвечал.

* * *

На той вечеринке Анька не ожидала увидеть Андрея – она думала, что он уехал. Но сюрприз был приятным.
Под грохот музыки Аня и Андрей пытались поговорить. 
- Может, у меня Новый год отмечать продолжим? – наконец, наклонился он у нее над ухом. – Если ты не против, конечно…
- Конечно, не против. Пошли. Уйдём по-английски, я думаю, что Ленка не обидится, - Аня хмыкнула. –  Шмотки помоги забрать…
Поднялись к нему. В квартире была полная темнота, и Андрей свет зажигать не стал. На ощупь повесил ее шубу на вешалку, закинул куда-то сумку и потянул Аньку за собой. Аня и сама знала все закоулки этой квартиры, но боже, как давно она здесь не была…
Шторки не были задёрнуты, и неровный свет фонаря скользил по двигающимся в темноте фигурам. Андрей потянулся, чтобы расстегнуть Аньке кофточку.
- Тссс! Я сама, - Анька отвела его руку.
Падающий из окна блик отражался в глазах Андрея, и они сверкали все теми же знакомыми искорками, от которых по телу пробегала дрожь.
- Я сама…

Утро наступило в полпервого дня. 
Андрей молча наблюдал, как Анька собирается, и вдруг тихо сказал:
- Ань, не уходи, пожалуйста. Не сейчас.
Аня обернулась.
- Андрей, прости, я не могу. Меня родители будут с милицией искать, я ведь ушла и никому ничего не сказала…
- А ты позвони.
- Позвони? Тут-то меня, голубушку, и сцапают – «а ну быстро домой!»
Вопросов больше не было. Андрей проводил Аньку до лифта. Двери открылись, Анна вошла в кабину:
- Пока! Может быть, еще увидимся?
- Не знаю… пока.
Двери закрылись, лифт устремился вниз... 

* * *

Вернувшись из магазина, Анька застала Виктора в верхней одежде.  Двери шкафа распахнуты настежь, полка его пуста: Виктор уже сложил всё в сумку. Маленький Никитка обеспокоенно прыгал по кроватке, пытаясь сообразить, куда это его папка на ночь глядя собрался…
- Знаешь, Анна, я и раньше знал, что ты отъявленная дрянь, но чтобы до такой степени…
Аня побледнела.
- Что случилось?
- Это я у тебя должен спросить: что с тобой случилось?!! Я пытался терпеть, понимать, идти навстречу… В каждой семье бывают кризисы, но чтобы любовника заводить, это еще докатиться надо.
«Любовника… да, это именно так и называется».
Анька выдохнула:
- Ты же знал…
- Я знал? Я только знал, что ты мечтаешь от меня избавиться. Теперь я знаю – почему. Хорошие ты письма пишешь этому козлу…
- Ты читал?
- Да! Я читал. Не думай, что я специально рылся-выискивал. Случайно на глаза попалось.
- Он не козёл…
- Он не козел. Тогда ты кто?
Виктор неторопливо продолжал упаковывать одежду. Основательность во всём – даже в гневе.
- Я заеду за остальными вещами позже. Не буду тебе мешать. Развлекайся дальше… если сможешь.
В дверях Виктор обернулся.
- Знаешь, мне тебя жаль. Таких дур, как ты, поискать еще надо. Если во чистом поле есть какое дерьмо, Аня обязательно вляпается именно в него. До тебя что, не доходит, что у него, вообще-то, есть жена? Чего ты к нему прицепилась – это что, род мазохизма такой?!! Ладно я, переживу как-нибудь. Ты о ребенке подумала?!!
Дверь хлопнула прямо по нервам. Анька зажмурилась. Ей вдруг вспомнилась милочка из «Служебного романа», которая вот так же писала трогательные письма чужому мужу о большом и светлом. А потом про всё узнала общественность. «Как не стыдно, Вы – взрослая женщина! У Вас муж, дети! Вернитесь в семью!» Очень смешно, но почему тогда - так тошно? 
Сжалось сердце. «Господи, что же теперь будет… Бедный Витька… бедная я».

* * *

Толкнув знакомую дверь, Анька оказалась в помещении кафе. За дальним столиком она увидела Романа, он кивнул ей, указывая место рядом.
Несколько минут сидели молча. Наконец, Анька промолвила:
- Мне сейчас на работу нужно будет устраиваться.
- Да? – Роман нахмурился. – Вряд ли я чем-то смогу тебе помочь, я сам теперь без работы.
- Я разве просила тебя о трудоустройстве? Просто сообщаю факт.
Снова воцарилась тишина.
- Слушай, тебе нужно выпить, и как можно больше, - Роман сбегал и принёс бутылку вина.
- Да, спасибо, очень кстати.
Аня сидела и молча пила. Роман – тоже. «Что я ему скажу? Я бежала к нему, как идиотка, в надежде на доброе слово и ласковый взгляд. И вот он сидит – абсолютно отстраненный и абсолютно чужой, будто мы едва знакомы. Но, в сущности, так оно и есть». Аня почувствовала себя внезапно прозревшей.
- Мне тут недавно подруга звонила, помнишь, про которую я тебе рассказывал? Что-то хотела, наверное. У нее там тоже развод, детей двое. Дааа, дела…
- Да, жалко.
- Ну, ты не переживай. Всё равно вы были не пара. Пока молодая, может, найдёшь себе кого ещё.  Да и вообще, подумай, зачем тебе семья – это же так скучно, бродит по дому стадо домашних животных…
«Это ты о себе или о жене?»
- … а так – всегда злая, всегда в тонусе.
Опять помолчали.
- А знаешь, было весело, скажу я тебе!
- Что весело? – Аня перевела на Романа мутный взгляд.
- Ну, всё это весело… как у нас с тобой получилось.
- Тебе весело, да? Это хорошо.
Бутылка быстро закончилась. 
- У тебя деньги есть? Может, еще вина возьмём? – Роман вопросительно посмотрел на Анну.
- Ну… вообще-то немного,  сегодняшняя норма. – Аня улыбнулась.
- Ну, ты возьми, а то у меня осталось уже только на дорогу.
- Ром, я не могу, мне сегодня еще за продуктами.
- Да? Тогда, наверное, по домам… – Роман посмотрел на часы. – Чего сидеть-высиживать.
- Можем просто посидеть. Поговорить.
- Да ну… что толку…
Вышли из кафе. 
- Проводишь меня до автобуса, платочком помашешь на дорожку? – факт, но Роману действительно было весело.
- Провожу, почему нет.
Пока ехали в метро, Роман продолжал веселиться:
- Ань, ну чего ты такая кислая. Прямо как Анна Каренина.
- Я не Анна Каренина, не боись, под поезд бросаться не побегу. С чего бы?
- Ой, ну вдруг. Вся проблема у тебя в том, что ты слишком серьезно ко всему относишься. Проще надо быть, проще, - Роман был явно в ударе.
«Иная простота хуже воровства».
- Да, ты прав. Ты всегда во всём прав.
Вышли из метро. На остановке автобуса толпился народ.
- Ты только по фамилии меня не называй, ладно? Вдруг, кто из знакомых попадётся…
- Да не проблема. И добавь еще: «Аня, без обид».
- Злишься?
- Да не, с чего ты взял.
«Разве на таких злятся? Они – санитары нашего леса».
Подошёл автобус. Роман обернулся:
- Ну, телефон ты мой знаешь. Как-нибудь встретимся, развеселю. В общем, помнишь, о чём я тебе говорил, да?
- Да, я помню. Ну, прощай.

Аня послала ему на дорожку воздушный поцелуй и засеменила в сторону метро. «Как же я ненавижу ездить в метро в нетрезвом состоянии. Надеюсь, следующий раз не скоро». Ей хотелось просто завыть.

От метро Аня шла пешком, глотая пьяные слёзы. Не жаль, но как-то сразу пусто на душе. Вдалеке в высотке горело знакомое окно.

Дойдя до дома, Анька подняла вверх заплаканные глаза: окно у Андрея на кухне всё еще горело. «Может быть, подняться  к нему? И что я ему скажу? Как однажды в детстве: «Андрей, мне плохо». А почему плохо? Рассказать всё как есть? Ты предала, тебя предали. Чем же ты  недовольна, девочка? Всё абсолютно справедливо». На секунду замедлила шаг… «Андрей, прости меня, пожалуйста… И ты, Витька, прости. Простите меня оба».

* * *

Где-то высоко в небесах, преодолевая эпохи и пространства, снова пересеклась вечная пара – жертва и палач. Но только на этот раз их роли поменялись. И время опять побежало по спирали. И действие повторилось в обратном порядке. Потому что за всё в этой жизни надо платить…
 

Опубликовано в журнале "WWWoman" - newwoman.ru  7 МАРТА  2003 года

ДАЛЕЕ: СВЕТЛАНА ВАЩЕНКО. "ЗАГАДКА ЕВРОПЫ". ПУТЕВЫЕ ЗАМЕТКИ

Оглавление раздела "Современная проза"

НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ ЖУРНАЛА


НА ГЛАВНУЮ
.
ДРУГИЕ РАЗДЕЛЫ ЖУРНАЛА:..........................
.
 Архив всех номеров
Новости сайта
 КОНКУРС КРАСОТЫ RUSSIAN GIRL
.
 О проекте
 Галерея красавчиков
 МОДА
 СЛУЖБА ДОВЕРИЯ
.
 СЕКРЕТЫ СЕКСАПИЛЬНОСТИ Новый год и Рождество
 Галерея красивых мужчин
 СЛУЖБА ДОВЕРИЯ
.
 ИСТОРИИ ЛЮБВИ
 СЕМЬЯ, ДОМ, ДОСУГ
 Есть женщины...
 Танго с психологом
 ЖЕНСКОЕ ОДИНОЧЕСТВО
.
 Иркутск. Байкал
 Девочкам-подросткам
 ЭРОГЕННЫЕ ЗОНЫ ИНЕТА. ЭРОТИКА ЭРОГЕННЫЕ ЗОНЫ ИНЕТА. ЭРОТИКА
 ИГРЫ ДЛЯ ВЗРОСЛЫХ
 Избранная поэзия
.
КРАСОТА
 Интимный дневник
 Избранные анекдоты
 ЛЕТОПИСЬ ЖЕНСКОГО ИНТЕРНЕТА


Rating@Mail.ru

Реклама в журнале "WWWoman" - newwoman.ru - рекламный макет

ПЕРЕПЕЧАТКА И ИСПОЛЬЗОВАНИЕ МАТЕРИАЛОВ ЖУРНАЛА ЗАПРЕЩЕНЫ!